?

Log in

No account? Create an account
Владимир Динец. Человек и вездеход. - Лоскутки бытия [entries|archive|friends|userinfo]
Pablo911

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Владимир Динец. Человек и вездеход. [Jun. 28th, 2007|12:50 pm]
Pablo911

В прошедшее воскресенье был на встрече с Владимиром Динецом, состоявшейся в рамках отличного проекта «Лекции на Дебаркадере».
Все выше сказанное объективо. Все ниже написанное абсолютно субъективно. 

Мое знакомство с ним было заочно-мозаичным (т.е. немного просмотрел его заметки в LJ, изучил FAQ, и запоем прочел 2/3 «Мира без сказок» (больше не успел, т.к. стал обладателем книги утром того же дня). Понимал что создавшийся образ детско-карикатурно-наивный, но все ж шел, ожидая увидеть уже немолодого (как никак, 38 лет, из них больше 20 лет активного шатания по всем дыркам этого шарика -  должны ж оставить свой след), несколько брутального харизматика, коктейль Фрэнсиса Дрейка и Дон Жуана.

Пришел заранее, посматривал на вход, с интересом ожидая явления героя. Герой появился тихо и незаметно. Пожалуй, встреться с ним в вагоне метро никак не выделил бы его из толпы. Спокойный, интеллигентный юноша, с хорошей дикцией и негромким голосом. 

Владимир, кратко и обстоятельно рассказал про Боливию, «дорогу смерти», немного про животный мир (уважаю за самообладание и адекватную оценку аудитории. это ж надо иметь незаурядную выдержку чтоб не сесть на «любимого конька» и не ускакать в зоологические дебри, походу сыпля латинско-английско-местной спецтерминологией).    


  Боливийское сумчатое


Динец & Динец  


Динец и Большая гусеница

А после антракта был длинный вечер вопросов-ответов. 

Ответы были абсолютно на все вопросы. Порой ответчик занимал явно снисходительно-высокомерную позицию, обращаясь к аудитории «Ребятки». Чуть резало слух, но легко списывалось на профессиональный перекос – все ж преподавание в институте, наверняка, накладывает отпечаток. Тематика вопросов была разнообразной: глобальное потепление, секс, Россия и Америка, будущее человечества как вида, религия, женщины, финансы. 

Некоторые вопросы были слегка высосаны (ну пусть будет из пальца), некоторые ответы были чересчур безаппеляционны. Кому пропустил и интересуется выложено здесь (62,8 Мб). 


Фрагмент аудитории


"- Спрашивайте!  Отвечу на все вопросы!"


Девушка, сделавшая за вечер фоток больше чем я за последний год

Романтично-брутальный образ Индианы Джонса от зоологии за вечером растворился. Владимир предстал неким монолитным синтезом интеллигента-путешественника Даррелла и острого на язык, не лезущего за словом в карман и порой не слегка циничного Марка Твена.

Но человек в городе и человек в пути это два очень разных человека. Так что Динец совсем не так однозначен, но об этом Преображении лучше всего написал он сам: 

«Мне шестнадцать лет, я легок, как катана, быстр, как колибри, и красив, как тундровый волк. Я все еще открываю для себя чудеса любви, и мир вокруг тоже мной еще не открыт - дороги в неведомое разбегаются во все стороны, стоит только шагнуть за порог. 

Во всяком случае, таким я себя чувствую. 

На самом деле мне тридцать пять, за плечами два довольно грустных развода, полсотни мест работы, семьдесят с чем-то стран и даже маленькая война. Мои книжки читает куча народу на всех континентах, у меня три гражданства и скоро, наверное, будет докторская степень. 

Но все это не в счет. 

Потому что сейчас я стою на крыльце с драным рюкзаком, и из-за угла вот-вот появится машина друга, который отвезет меня в аэропорт. Потому что в путешествиях, как в любви, опыт ничего не значит. Потому что новый маршрут, как новая девушка, это всегда первый раз. То же веселое волнение, тот же страх - а вдруг что-нибудь сорвется, то же чудесное ощущение тайны, в которую вот-вот проникнешь. Тот же пьянящий азарт охотника, исследователя, разведчика, первопроходца, конкистадора. Еще один поворот дороги, и воображаемая картинка - плоская, бесцветная - взорвется штормом ощущений, ударит по всем пяти чувствам. Я словно проснусь от спячки, обрету упругость и чуткость дикого зверя. Изменятся пульс, осанка, походка. Даже мой след станет другим: мягче касание пяткой, четче пропечатан наружный край ступни, легче шаг на подъеме. Сойки и белки, завидев меня, будут подавать сигнал тревоги, означающий не человека, а кошку или пантеру. Суровые водители грузовиков, родную мать не подобравшие бы с обочины, встретившись со мной взглядом, будут судорожно давить обеими ногами на тормоз и услужливо распахивать дверь кабины. Менты и пограничники будут мгновенно делать на меня стойку, издалека учуяв хищника. Снег, дождь, ветер, жара и холод будут лишь дополнительным удовольствием, как ногти, царапающие спину в минуту страсти. 

Я снова в дороге, я снова на тропе любви.» (
Магеллановы облака)


Link